После Чавеса: глобальная игра за нефть

haves-posle-09-03-2013

Венесуэла обладает пятой частью мировых запасов нефти. Именно за них, по мнению многих обозревателей, и пойдет борьба после смерти президента Уго Чавеса.

Эта борьба развернется не только между венесуэльскими политиками – кандидатами на президентский пост? – Но и между такими гигантами, как США, которые захотят восстановить свое влияние на энергетическую отрасль в этом регионе, и Россией и Китаем, которых президент Чавес активно привлекал к разработке венесуэльских нефтяных месторождений.

А вот для Украины вряд ли найдется место среди претендентов на венесуэльскую нефть, говорят эксперты.

Еще до захоронения венесуэльского лидера министр нефтяной промышленности и одновременно председатель государственной нефтяной компании PDVSA Рафаэль Рамирес заявил, что политика президента Венесуэлы Уго Чавеса в нефтяной отрасли не изменится.

“Мы не собираемся идти против выдающейся наследия Чавеса, нефтяной политики президента”, – заявил Рамирес.

Он также подчеркнул, что неизменной также будет и практика “контроля народа Венесуэлы” над нефтяными ресурсами страны:

“Одно из величайших достижений нашей боливарианской политики заключается в полном суверенитете в сфере нефтяной промышленности, а также в достижении единства в Организации стран-экспортеров нефти. Чавес был в авангарде движения суверенного контроль за нефтяными ресурсами стран добытчиков нефти”, – заверил министр нефтяной промышленности Венесуэлы.

Согласно данным ОПЕК, на конец 2010 года Венесуэла стала страной с самыми доказанным запасам нефти, опередив Саудовскую Аравию. Сейчас запасы нефти в Венесуэле оцениваются в почти 300 млрд баррелей, что составляет 18% от общемировых запасов.

Придя к власти, Уго Чавес национализировал нефтяные активы американских ExxonMobil и ConocoPhillips. Эти активы стали основой для создания государственного нефтяного гиганта PDVSA. Именно он обеспечивает до половины бюджетных доходов Венесуэлы, а 90% всех валютных поступлений в страну – это также доходы от экспорта нефти.

Однако нефтедоллары протяжении многих лет шли на финансирование масштабных социальных инициатив президента Чавеса, а не в развитие или улучшение условий труда нефтяников.

В результате на момент смерти Чавеса добыча нефти сократилась до 2,5 млн баррелей в сутки, что примерно на треть ниже того уровня, на котором добыча была в 1998 году, когда Чавес пришел к власти.

Для сравнения, соседняя Бразилия, которая с 1997 года либерализует свою нефтяную промышленность, допуская к разведке и добыче международные частные компании, за это же время смогла вдвое увеличить добычу нефти и стала ее экспортером, а не импортером, как было до начала либерализации.

Чтобы привлечь к нефтяной отрасли дополнительные средства, Уго Чавес начал активно привлекать российские и китайские деньги и технологии.

Венесуэла-Россия

Совместные Венесуэлы с Россией оцениваются в 30 млрд долларов. При этом речь идет не только о проектах в нефтяной отрасли, но и о том, что Венесуэла была вторым после Индии крупнейшим покупателем российского оружия.

Как заявил Русской службе Би-би-си заведующий кафедрой Института Латинской Америки РАН Виктор Семенов, “если на досрочных выборах победит” партия Чавеса “, отношения Венесуэлы с Россией останутся неизменными. В случае же, когда к власти придет оппозиция, условия деятельности российских нефтяных компаний в Венесуэле будут уже не такими благоприятными, как при личном патроната президента, однако разрыва контрактов или экспроприации не произойдет, и они останутся работать в стране “.

Время ведущий научный сотрудник Института Латинской Америки РАН Эмиль Дабагян считает, что “нефтяные контракты с Венесуэлой, скорее всего, сохранятся неизменными”, тогда как военное сотрудничество может быть сокращено, ведь, как говорит эксперт, все политические силы признают, что “столько оружия Венесуэле в принципе не нужно “.

Венесуэла-Беларусь-(Украина)

Еще одним показательным союзником Венесуэлы Уго Чавеса была Беларусь. Совместные проекты, наработанные во времена Чавеса-Лукашенко, оцениваются порядка 5 млрд долларов. В период напряженных отношений между Минском и Москвой в конце 2010 – начале 2011 годов, когда происходил “торг” при условии членства Беларуси в Таможенном союзе, Лукашенко и Чавес даже договорились о поставках нефти была дешевле российской и на время обезопасила от остановки белорусские нефтеперерабатывающие заводы.

Тогда неожиданным союзником двух неоднозначных лидеров стала Украина, которая Нажмитепредоставила мощности своего нефтепровода Одесса-Броды для транспортировки венесуэльской нефти в Беларусь. На тот момент нефтепровод только прекратил поставки нефти в направлении из Брод в Одессу, который осуществляла российская нефтяная компания ТНК-ВР.

Как напоминает председатель Киевского международного энергетического клуба Александр Тодийчук, на самом деле тогда в Беларусь по контрактам замещения потекла не венесуэльская, а азербайджанская нефть. А потом эти поставки вообще были прекращены, а Беларусь возобновила импорт российской нефти по новым условиям Таможенного союза и с новыми владельцами белорусских НПЗ перешли под контроль россиян.

Эксперт также напоминает, что тогдашний контракт, заключенный между Белтарнсгазом и Укртранснафтой, содержал условие “качай или плати”, поэтому сейчас теоретически Украина также могла бы выставить Минске штрафные санкции за недостаточную прокачку венесуэльской нефти, как Россия выставила Украине санкции за недостаточный импорт законтрактованного газа .

Впрочем, говорит Александр Тодийчук, такое развитие событий вряд ли возможен. Постепенно все забудут о контракте, а Минск просто получать какую-то часть венесуэльской нефти по заключенным при Чавесе соглашениями о разделе продукции, и продавать ее где-то на мировом рынке, как, собственно, это происходит и сейчас.

В перераспределении нефтяных богатств Венесуэлы, обязательно произойдет со сменой власти после смерти Уго Чавеса, Украина вряд ли сможет принять участие, считает Александр Тодийчук. И не только потому, что в той стране за доступ к нефти соревноваться такие гиганты, как США, Россия и Китай.

“Мы, к сожалению, остановились на технологиях добычи 70-80-х годов. Кстати, так же остановилась и Россия. А мир двигался дальше. И в нем все меньше остается мест, где мы можем занять какую-то нишу со своими технологиями. По этими технологиями из залежей добывается где-то 20-25%, тогда как западные технологии позволяют использовать месторождения на 40-50%. То есть западные компании способны добывать вдвое больше “, – говорит Александр Тодийчук.

Он предполагает, что в будущем перераспределении нефтяных богатств Венесуэлы не найдется места не только для Украины: “Даже если убрать геополитике и внутреннюю политику, чисто из прагматичных соображений и принимая во внимание состояние экономики страны, Венесуэле выгоднее добывать нефть совместно с западными компаниями”.


Источник: “http://politica-ua.com/posle-chavesa-globalnaya-igra-za-neft/”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя